Сергей РОМАНЕНКО
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Сергей РОМАНЕНКО

2010 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2015 года
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:

Сергей РОМАНЕНКО

Хорватия в XX веке

Время выбора

20 июля 1917 года представители Югославянского комитета и правительства Сербии Николы Пашича подписали Корфскую декларацию, в которой говорилось, что сербы, хорваты и словенцы являются единым "трехименным народом по крови, языку, письменности, осознанию своего единства по происхождению и целостности территории, на которой постоянно проживают, по общим жизненным интересам своего национального существования, своего духовного и материального бытия". Авторы документа провозглашали намерение создать после окончания войны общее государство сербов, хорватов и словенцев с включением в него югославянских территорий Австро-Венгрии, а также Сербии и Черногории. При этом предполагалось, что, хотя оно будет монархией во главе с сербской династией Карагеоргиевичей, но монархией конституционной, демократической и парламентской, в которой будут уважаться равноправие всех трех народов, их конфессиональная принадлежность, особенности правописания и национальная символика.

5-8 октября 1918 года в Загребе собралось Национальное вече, объединившее депутатов парламентов и местных представительных учреждений хорватских, словенских и сербских земель монархии Габсбургов.

19 октября 1918 года Вече приняло резолюцию, в которой провозглашалось стремление к "объединению всей нашей нации - словенцев, хорватов и сербов на всей его этнографической территории…"(1). Вслед за тем 29 октября Сабор Хорватии провозгласил государственную независимость Далмации, Хорватии и Славонии с Риекой от Австрии и Венгрии "в соответствии с принципом национальности" и их намерение "на фундаменте национального единства словенцев, хорватов и сербов присоединиться к общему национальному суверенному государству словенцев, хорватов и сербов на всей этнографической территории этого народа, несмотря на территориальные и государственные границы", в которых этот народ ныне проживает. Было провозглашено Государство словенцев, хорватов и сербов (Государство СХС, которое нельзя путать с Королевством сербов, хорватов и словенцев! - С. Р.), просуществовавшее до 1 декабря 1918 года(2).

Хорватия и хорватское национальное движение в конце 1918 года оказались в сложнейшем положении. "Перед нами стояла дилемма: либо сохранить самостоятельную Хорватскую республику, состоящую всего из четырех областей вокруг Загреба, либо присоединиться к Сербии. Что нам оставалось делать? Нам нельзя было идти на раздел нашей территории, как того хотели сербы Срема. Это могло вызвать гражданскую войну", - писал один из хорватских политиков - Анте Павелич (полный тезка главы Независимого государства Хорватия времен Второй мировой войны. - С. Р.) в 1918 году. Кроме того, хорватам и словенцам приходилось выбирать между присоединением к Сербии и утратой части Далматинского побережья в пользу Италии(3).

В 1918 году, после поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне и формальной победы Сербии, выступавшей на стороне Антанты, сербы, хорваты и словенцы согласились объединить свои территории в одном государстве и осуществить, как им тогда казалось, давнишнюю мечту - устранить национальный гнет и решить проблему собственной национальной государственности. Однако почти сразу же после объединения выяснилось, что надежды не оправдываются, а проблемы и противоречия после "братского объединения" не только не исчезают, но, наоборот, все более обостряются(4).

 

В королевской Югославии

Двумя наиболее многочисленными народами в новом государстве были сербы и хорваты. Для первых создание Югославии означало возможность объединить в одном государстве все свои этнические территории. Для хорватов - утрату надежд на создание собственного независимого государства. С другой стороны, Загреб, проиграв спор с Белградом за роль центра объединения южных славян, только в составе общего государства мог получить гарантию целостности хорватских этнических территорий. На протяжении всей короткой истории межвоенной Югославии основной линией фронта в политической борьбе стало соперничество централистов-унитаристов и великосербских националистов из Белграда с националистами-федералистами из Загреба, Любляны, Сараево.

В 1921 году была принята так называемая Видовдановская конституция, закреплявшая в государстве ведущую роль сербской династии Карагеоргиевичей во главе с королем Александром. В соответствии с официально провозглашенной теорией "интегрального югославизма", то есть этнической и политической идентичности и единства сербов, хорватов и словенцев, эти округа носили чисто административный, но не этнотерриториальный характер. Никаких особых прав несербским народам и национальным меньшинствам не предоставлялось(5).

В 1929 году в стране фактически произошел государственный переворот. Переименование Королевства СХС в Югославию должно было символизировать не только государственное, но и этническое единство населявших ее народов. Не замедлили себя ждать и реформы внутреннего устройства. По конституции 1931 года, которая практически не изменила суть государственного устройства, были ликвидированы округа. Вместо них в качестве более крупных административных единиц создаются девять крупных областей - "бановин", каждая из которых управлялась наместником - баном: Дравская (центр - Любляна), Савская (Загреб), Врбасская (Баня Лука), Приморская (Сплит), Дринская (Сараево), Зетская (Цетинье), Дунайская (Нови Сад), Моравская (Ниш) и Вардарская (Скопье). Белград, Земун, Панчево составили особый адмнистративный столичный округ. Это новое устройство страны ликвидировало старые исторические границы между Сербией, Хорватией, Словенией, другими территориями. В некоторых районах, примыкавших к рекам Дунаю, Дрине, Мораве, Врбасу, искусственно создавалось сербское этническое большинство.

Одним из наиболее значительных проявлений национальной оппозиционной деятельности было принятие в 1932 году так называемых Загребских пунктуаций. Одним из их вдохновителей был уже упоминавшийся Анте Трумбич. В "Пунктуациях" резко критиковалась "сербская гегемония", достигшая апогея установлением 6 января 1929 года режима, "уничтожившего гражданские и политические свободы", провозглашалась необходимость реорганизации государства на федеративной основе при гарантии прав, прежде всего сербов, хорватов и словенцев, а также "иноязычных меньшинств.

Обострению межнациональных отношений способствовали и религиозные противоречия. В 1935 году правительство Югославии заключило конкордат с Ватиканом, дававший католической церкви большие права. Против выступили сербские националисты и Сербская православная церковь. Тем не менее в июле 1937 года Национальная скупщина Югославии ратифицировала его(6). С точки зрения внешней политики конкордат был направлен на установление более тесных отношений тогдашних правителей Югославии с Италией Б. Муссолини.

Утвержденным 26 августа 1939 года соглашением Д. Цветкович - В. Мачек (по фамилиям подписавших его представителя правительства в Белграде и нового руководителя Хорватской крестьянской партии) и Указом о бановине Хорватии предусматривалось создание новой особой единицы. В нее включались те части "бановин", в которых преобладало хорватское население.

Власть в новом хорватском образовании принадлежала бану, назначавшемуся королем и несшим двойную ответственность - перед монархом и перед Сабором Хорватии. Сам же Сабор (парламент) должен был избираться прямым, равным и тайным голосованием. Формально были учтены давнишние требования хорватского национального движения. На деле же, однако, эти изменения границ внутри страны ничего, кроме обострения межэтнических конфликтов и ослабления государства, не принесли.

 Белградское правительство и различные группировки в хорватском национальном движении соперничали между собой в поисках поддержки извне - прежде всего со стороны усиливавшихся Германии и Италии, имевшей свои территориальные претензии к Югославии(8).

Процессы национального самоопределения только загонялись внутрь, что привело государство к сокрушительному военному поражению, к невиданному росту межэтнической напряженности, вылившейся в 1941-1945 годы в условиях иностранной оккупации в кровавую междоусобную войну(9).

 

"Независимое государство Хорватия"

Германия напала на Югославию 6 апреля 1941 года. Уже 10 апреля, как только германские войска заняли Загреб, "усташи" с ведома Гитлера объявили о создании на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины Независимого государства Хорватия -НДХ. Во главе государства встал усташский "поглавник" Анте Павелич(10).

Границы марионеточного государства НДХ были определены в апреле - июне 1941 года. Срем, до 1918 года входивший в состав автономной Хорватии-Славонии, был присоединен к созданному государству НДХ. Всю территорию НДХ, включавшую в себя также Боснию и Герцеговину, в свою очередь, разделили на итальянскую и германскую оккупационные зоны(11). Павеличу пришлось пойти на значительные территориальные уступки Италии и отдать ей территории, которые он со своими последователями считал "истинно хорватскими". Италия по соглашению с НДХ оккупировала Герцеговину, хотя формально территория Боснии и Герцеговины целиком вошла в НДХ. Режим Павелича во многом зависел от Италии и постоянно был вынужден лавировать между Римом и Берлином.

Движение крайних хорватских националистов, вставших на путь террористической борьбы с королевской Югославией - усташей, возникло в 1929 году. Его приверженцы стремились к созданию этнически и конфессионально "чистого" хорватского независимого государства. В "Принципах хорватского усташского движения" (1933) и в брошюре "Хорватский национальный вопрос" (1936) Павелич сформулировал основные положения доктрины усташского движения и его цели.

"Принципы" усташского движения состояли в следующем: хорватам с самого начала их истории присуща национальная индивидуальность и исключительность; они издревле обладают своим собственным этнонимом, общим отечеством и неделимым государством, границы которого охватывают территории от рек Муры и Дравы до Дрины, от Дуная до Адриатического моря, а также долины рек Зрманя, Сава, Босна и Неретва и города Вараждин, Сень, Сараево, Мостар, Осиек, Макарска; хорваты не признают на территории Хорватии никаких иных наций и национальностей; непрерывная традиция хорватского исторического государственного права является основой хорватского государства и государственности. Отсюда вытекало и требование о присоединении к хорватскому государству всех районов, которые в разные исторические периоды входили в состав державы, а также отрицание всяких форм государственной связи с другими южно-славянскими народами(12).

Отвергая концепцию "интегрального югославизма", Павелич подчеркивал, что хорваты и сербы не являются одной нацией и одной национальностью. "Уже тысячу лет, - писал он, - хорватский народ принадлежит к западной культуре и цивилизации. Находясь на границе Запада и Востока, он, успешно защищая эту культуру и цивилизацию от византийской и турецкой агрессии, принес тяжелейшие жертвы во имя не только своих собственных, но и европейских интересов". По мнению А. Павелича, хорваты по происхождению не славяне, а готы. Он считал, что страны Антанты, победившие в Первой мировой войне, силой вынудили хорватов объединиться с Сербией. Тем самым Хорватия оказалась вовлеченной в "балканский хаос", и поэтому "хорватский вопрос" является не только внутренней проблемой Югославии, но и проблемой международной политики.

В число врагов хорватской нации А. Павелич включил сербское государство, масонов-"вольных каменщиков", евреев и коммунистов.

В так называемом государстве НДХ происходили массовые депортации сербского населения, проводились акции по его уничтожению. Зловещую известность приобрели концлагеря Ясеновац, Госпич, Стара Градишка, Босанска Дубица и другие. Туда же посылали на смерть в соответствии с расовыми законами НДХ евреев и цыган, а также антифашистов и противников режима всех национальностей, включая и хорватов(13).

Усташи НДХ были разбиты Народно-освободительной армией Югославии (НОАЮ) Й. Броза Тито. Самому главарю Анте Павеличу удалось бежать; он умер в 1959 году в эмиграции в Мадриде. Многие же солдаты, насильно мобилизованные в его армию во время войны, были выданы союзниками новой власти из лагеря в Бляйбурге (Австрия), где они находились вместе с выданными СССР казаками, и погибли в лагерях.

Если сравнить три карты: карту лагерей смерти времен оккупации Второй мировой войны, карту "титовских" лагерей 1945-1946 годов, в которых содержались противники его режима, и карту "Голого острова", где во время конфликта с СССР в 1948-1953 годах "перевоспитывались" югославские коммунисты - сторонники "советского социализма", то многие названия будут совпадать: Загреб, Любляна, о. Раб, Сплит, Ясеновац, Нови Сад, Сараево, Скопье, Ниш…

Первое время - в конце 40-х - 50-е годы сочетание югославянской идеи, тоталитарного режима, государственного устройства в виде этнотерриторальной федерации и психологии противостояния СССР оправдывало себя и выглядело незыблемым. Казалось, причины возникновения межэтнических конфликтов - социальные, внутри- и внешнеполитические - устранены, процесс политического самоопределения югославянских народов завершен. На вопрос о национальности граждане Югославии отвечали с гордостью: "Я - югослав".

Но постепенно напряженность в межэтнических отношениях стала нарастать - к старым конфликтам, взаимным обидам и этническим стереотипам XVIII-XIX веков прибавлялись новые; старые мифы и застарелые обиды обросли новой плотью. Все больше хорватов выражало недовольство положением своей нации, и правами, и статусом Социалистической Республики Хорватии в составе СФРЮ.

 Постепенно Югославия из союзного государства стала превращаться в союз государств, в котором все большую власть получала местная коммунистическая "партократия", что стало одной из причин децентрализации(14).

Пути советского руководства и хорватского национального движения пересеклись в 1971 году. Тогда Брежнев и его товарищи по Политбюро ЦК КПСС оказали сильное давление на Тито, чтобы он подавил хорватское национально-демократическое движение ("хорватскую весну"), объединившее в себе весьма разнородные силы: от национал-экстремистов до "либеральных" коммунистов. "СССР проводил антиюгославскую кампанию под лозунгом "общего кризиса в Югославии" из-за роста межнациональных противоречий и национализма", - пишет в своих воспоминаниях тогдашний секретарь ЦК Союза коммунистов Хорватии Савка Дабчевич-Кучар. Официально это объяснялось "озабоченностью за целостность и безопасность Югославии". Тито на встречах высших руководителей страны в самом узком кругу говорил об опасности интервенции со стороны СССР. Советские руководители все более открыто сравнивали Югославию с Чехословакией периода Пражской весны, упрекая Тито в том, что в 1968 году он фактически поддержал Александра Дубчека. Во всю использовалась концепция "ограниченного суверенитета", которую распространяли и на Югославию.

Впрочем, Э. Кардель, ближайший соратник Тито, приклеивший хорватскому руководству тех лет ярлык "дубчековцев" и "контрреволюционеров", повторял: "Лучше русские танки в Загребе, чем ваша "дубчековщина". 28 апреля 1971 года Брежнев позвонил Тито на Бриони во время пленума ЦК СКЮ, выразил озабоченность ситуацией в Югославии: "основы социализма и единство государства находятся под угрозой" и предложил помощь во имя спасения социализма в Югославии. "Мы свои проблемы решим сами", - ответил Тито15. Но объективно этот звонок помог ему в борьбе с представителями "либеральной" оппозиции в СКЮ. Он заявил, что в сложившейся обстановке необходимо единство партии, что "без СКЮ наше содружество не выживет".

Распад послевоенной "титовской" Югославии после смерти ее создателя 4 мая 1980 года был обусловлен исторически. Идеи и принципы, на которых была построена СФРЮ, со временем постепенно изживали себя.

 

Обретение государственности

В 1989-1991 годах в Хорватии резко интенсифицировался процесс национального самоопределения, одной из характерных черт которого стало формирование новой национальной политической системы. Тогда стали возникать новые партии, например, Хорватское демократическое сообщество (ХДС). Некоторые из них заявили о себе как о продолжателях и наследниках старых хорватских партий в монархии Габсбургов и межвоенной Югославии - Хорватская партия права (ХПП), Хорватская крестьянская партия (ХКП).

Началась открытая политическая борьба за статус Хорватии, за осуществление целей национального движения. В этом отношении Хорватия не отличалась от других стран Восточной и Центральной Европы, переживавших переход к рыночной экономике и плюралистической демократии. Возник и харизматический лидер - бывший титовский генерал и историк-диссидент Франьо Туджман, и его партия - движение ХДС.

Вхождение в состав побежденной в Первой мировой войне Австро-Венгрии, пронацистская позиция Анте Павелича и массовые убийства сербов и мусульман во время Второй мировой войны дискредитировали идею независимого национального хорватского государства в глазах победивших союзников. Дважды в ХХ веке идея политического самоопределения хорватов сопрягалась с потерпевшей поражение Германией. В этом кроется одна из главных причин трагедии хорватов - идея независимого хорватского государства тесно увязывалась в сознании многих европейцев с "теориями" Павелича и практикой НДХ.

Произошло открытое столкновение хорватского и сербского национальных движений на территории Хорватии до и особенно после ее отделения. Суть заключалась в процессе нового самоопределения: хорваты осуществили вековую мечту и стремились любой ценой сохранить территориальную целостность и утвердить свой национальный статус как "государствообразующей" этнической общности. Сербы не хотели и не могли смириться с потерей территорий и своего статуса.

 

Примечания

1. Цит. по: Boban L. Hrvatske granice od 1918 do 1993 godine III izdanje. Zagreb. 1993. S. 10.

2. Там же. S. 11.

3. Писарев Ю. А. Образование Югославского государства. С. 346.

4. См.: История Югославии. М. 1963. Т. II. С. 63-186; Биланджич Д., Чович Б., Юркович П. и др. Хорватия между войной и самостоятельностью. Загреб. 1991. С.31-34; Зечевић М. Jугославиjа 1918-1992. Jужнословенски државни сан и jава. Београд. 1994. C. 37-90; Matkovic H. Povijest Jugoslavije. Hrvatski pogled. Zagreb. 1998. S. 231-270; Pirjevec J. Jugoslavija. 1918-1992. Koper. 1995. S. 51-109; Imamovic M. Historija Bosnjaka. Sarajevo. 1998. S. 485-526; Banac I. The National Question in Yugoslavia. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press. 1984; The Columbia History of Eastern Europe in the Twentieth Century. Joseph Held. ed. New York. 1992. P. 306-342; Garde P. Zivot i Smrt Jugoslavije. Prevod sa francuskog. Zagreb. 1996. О внешнеполитических аспектах развития Югославии в 30-е гг. напр. см.: Littlifield Frank C. Germany and Yugoslavia 1933-1941. Columbia University. 1988.

5. Banac I. Nacionalno pitanje u Jugoslaviji. Porijeklo. Povijest. Politika. Zagreb. 1988; Об исторических судьбах Королевства СХС, Югославии и СФРЮ. См. также.: The Columbia History of Eastern Europe in the Twentieth Century. Joseph Held. ed. New York. 1992. P. 306-342; Garde P. Zivot i Smrt Jugoslavije. Prevod sa francuskog. Zagreb. 1996; Pirjevec J. Jugoslavija. 1918-1992. Koper. 1995; Зечевић М. Jугославиjа 1918-1992. Београд. 1994.

6. Sanjek F. Krscanstvo na hrvatskim prostorima, S. 448-449.

7. Boban L. Hrvatske granice. S. 39-42; The Creation and Changes of the Internal Borders of Yugoslavia. P. 27-31.

8. О внешнеполитических аспектах развития Югославии в 30-е гг. см.: Решетникова О. В. К вопросу о советско-югославском договоре о дружбе и ненападении //Международные отношения и страны Центральной и Юго-Восточной Европы в период фашистской агрессии на Балканах и подготовки нападения на СССР (сентябрь 1940 - июнь 1941). М. 1992. С. 110-123; Littlifield Frank C. Germany and Yugoslavia. 1933-1941. Columbia University. 1988.

9. Velebit V. Secanja. Zagreb. 1983. S. 11-25.

10. Horvat R. Hrvatska na mucilistu. Pretisak. Zagreb. 1992. S. 627-630.

11. Zecevic M., Lekic B. Frontiers and internal territorial division in Yugoslavia. Belgrade. 1991. P. 15-16; Boban L. Hrvatske granice. S. 45-49; Cesarich George W. Croatia and Serbia. Why is their Peaceful Separation a European Necessity? Chicago. 1954; R. P. Magocsi. Historical Atlas of East Central Europe. Seattle&London. 1993. P. 152-155.

12. Dokumenti ustasa. Priredio Petar Pozar. Zagreb. 1995. S. 57-89. См.также: Matkovic H. Op.cit. S. 243-245; Matkovic H. Povijest Nezavisne Drzave Hrvatske. Zagreb. 1994.

13. Dokumenti ustasa. S. 160-174.

14. См. напр.: Социалистическая Федеративная Республика Югославия. М. 1985; Cuvalo A. The Croatian National movement. 1966-1972. Columbia University Press. 1990. P. 77-103; The Columbia History of Eastern Europe in the Twentieth Century. Joseph Held ed. New York. 1992. P. 331-336; East European Politics and Societies. Vol. 6. No.3; Ramet, Sabrina P. Nationalism and Federalism in Yugoslavia. 1962-1991. Second edition. Bloomington and Indianapolis. 1992.

15. Dabcevic-Kucar S. 71: hrvatski snovi i stvarnost. I, 561.

16. Sto jest i sto hoce HDZ. S. 73.

17. См. напр.: Романенко C. А. Югославия: от "братства и единства" к войне и распаду... С. 273-275; Demokratska partija. Deklaracija. Nacrt. Program. Statut. Titograd. 1989.

 

Автор - кандидат исторических наук.


Далее читайте:

История южных славян (хронологическая таблица).

История южных славян в XX веке (хронологическая таблица).

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев