Елена ЛЕВКИЕВСКАЯ
       > НА ГЛАВНУЮ > ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР > СЛАВЯНСТВО >


Елена ЛЕВКИЕВСКАЯ

2009 г.

Форум славянских культур

 

ФОРУМ СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУР


Славянство
Славянство
Что такое ФСК?
Галерея славянства
Архив 2014 года
Архив 2013 года
Архив 2012 года
Архив 2011 года
Архив 2010 года
Архив 2009 года
Архив 2008 года
Славянские организации и форумы
Библиотека
Выдающиеся славяне
Указатель имен
Авторы проекта

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ

НАРОДЫ:

ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
◆ СЛАВЯНСТВО
АПСУАРА
НАРОД НА ЗЕМЛЕ
ЛЮДИ И СОБЫТИЯ:
ПРАВИТЕЛИ МИРА...
БИБЛИОТЕКИ:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ...
Баннеры:
Суждения

Прочее:
Графический дизайн упаковки. . недорого двери из алюминия Николаев . нужна обивка кресел?

Елена ЛЕВКИЕВСКАЯ

Откуда на Карпатах град берется

Образ загадочных и таинственных гор, населенных колдунами и ворожеями, сложился у Карпат не без помощи гоголевской "Страшной мести" и экранизации Сергеем Параджановым повести Михаила Коцюбинского "Тени забытых предков". Однако Карпаты интересны не только тем, что там, на склонах покрытых лесами гор обитает местный леший чугайстер, а на полонинах танцуют красивые женские демоны перелестницы, заманивающие к себе простодушных пастухов. Главная особенность Карпат в другом. Искони в восточной части Карпатских гор живут этнические украинцы, однако в течение веков эти земли входили в состав Венгрии, Австро-Венгрии, Румынии, Чехословакии и были отрезаны от центральных областей Украины. Долгое время существуя как этническое и культурное меньшинство, карпатские украинцы сумели сохранить свою собственную традицию. Народная культура, сложившаяся на Карпатах, мало похожа на традицию центральных областей Украины, но зато многими нитями связана с южно- и западнославянской. Карпатские украинцы сумели в XIX веке даже создать свой собственный вариант украинского литературного языка - так называемый русинский язык. Его судьба в Закарпатье была печальной - после второй мировой войны он был запрещен и фактически обречен на уничтожение. "Щирые" борцы за "украинизацию", стремились насадить киевский вариант литературного языка на западных территориях Украины и для этого стирали с лица земли все, что не соответствовало их представлениям о едином украинском языке и единой украинской культуре. Автономность карпатской традиции от центрально-украинской и ее близость балканской и западнославянской культуре, которую многие "боротьбиты" за единство нации до сих пор предпочитают не замечать, тем не менее прекрасно сохраняется и в наше время.

Особенно очевидна она в области мифологии, где многие сюжеты прямо соотносятся с балканскими, южнопольскими, словацкими, зато абсолютно не известны в центральных и восточных областях Украины. Мифология украинских Карпат, как и любая другая славянская мифология, содержит в себе все общеславянские черты. Но являясь частью славянской культуры, карпатская традиция по своей структуре, набору сюжетов и мифологических персонажей тяготеет не к родной украинской, а к балканской традиции. Поэтому забавный на первый взгляд вопрос о том, как образуется град, позволяет ответить на вопросы гораздо более серьезные - как и под каким влиянием в действительности формировалась карпатская народная культура и с какими традициями она реально связана. Карпатские крестьяне редко меняют свои убеждения, поэтому записи, сделанные нашей экспедицией, мало отличаются от того, что было записано почти столетие назад. А это значит, что карпатская мифология продолжает жить.

Так как же все-таки образуется град? Где-то среди карпатских хребтов и вершин затерялась мифическая гора Чорногора. Как рассказывают старые люди, на самом ее верху находится огромное замерзшее озеро. Согласно поверьям, все самоубийцы и грешные люди после смерти не уходят на тот свет, как остальные умершие, а собираются на Чорногоре и под руководством чертей изготавливают там град и влияют на непогоду, насылая вихри, ливни, засуху. Прежде чем продолжить рассказ о "технологии изготовления" града, необходимо объяснить, почему самоубийцы и грешники не достигают загробного мира, а вынуждены существовать на Чорногоре.

 

Деды и опойцы

Украинцы, как и все славяне, с давних времен различают два вида смерти соответственно два разряда умерших. К первому разряду относятся люди, умершие естественной смертью, от старости. Считается, что они прожили на земле отмеренный каждому человеку срок жизни и ушли в иной мир, на предназначенное им место. Такие покойники называются в народе дедами, их хоронят в соответствии с принятым ритуалом. "Правильные" покойники все время пребывают в загробном мире и только в поминальные дни могут на короткое время посещать дома своих живых родственников, часто по их особому приглашению.

К другому разряду относятся покойники, умершие преждевременной или неестественной смертью, а также те, кто при жизни знался с нечистой силой - ведьмы и колдуны, проклятые своими родителями и умершие с неснятым проклятием. К нечистым покойникам в народе причисляют и выкидышей, мертворожденных, загубленных своими матерями и умерших некрещеными детей. Они не уходят в загробный мир, а продолжают существовать на границе мира живых и мира мертвых, доживая там отмеренный им срок. Представление о "неправильной" смерти связано с идеей о сроке жизни, не изжив которого, человек не может занять свое место в потустороннем мире. Умершие "неправильной" смертью считаются нечистыми покойниками, они опасны для живых людей и природы, негативно влияют на атмосферные явления. После смерти они поступают в распоряжение нечистой силы - "черту служат", а часто и сами становятся нечистой силой.

Однако самоубийцы, добровольно отдавшие себя во власть черта, не знают успокоения и вынуждены существовать между "тем" и "этим" светом. Вот почему их души собираются на одной из карпатских гор - она служит тем самым пограничьем между мирами, на котором все "неправильные" покойники поступают в распоряжение нечистой силы и сами отчасти становятся ею. Именно там под руководством чертей они изготавливают град, который, по одним поверьям, вырубают изо льда в озере, а по другим - куют или толкут в больших бочках. Затем они набирают кусочки льда в мешки и разносят в тучах, высыпая лед над полями и селами.

Вот как на рубеже веков описывал Владимир Шухевич гуцульские представления об этом процессе: "Души всех людей, которые наложили на себя руки или убили кого-то, идут в озеро, на Чорногору. Там есть огромный камень, а в том камне - озеро. Там очень холодно. Среди лета образуется лед. Души грешников толкут тот лед или разбивают его топориками, наберут его в мешки, тогда выходит черт с того озера, идет вперед под облаками, а за ним те души с мешками. Они сыплют град из мешков там, где им скажет черт"(1). По другим поверьям, град изготавливают сами черти или ангелы, взбунтовавшиеся против Бога: "Град черт делает на Чорногоре на Троицкой неделе. Когда он гуляет, тогда идет град"; "У Господа Бога есть ангелы. Непослушные ангелы делают град, а послушные - на небе с Богом. Те души, что повесились, гонят град по небу. Нужно молиться, и Бог отворачивает тучу от полей".

Гуцулы в начале века представляли себе технологию изготовления града еще более сложным образом. По их мнению, на Чорногоре существует некий главный демон-распорядитель, разъезжающий на сивом коне. Если кто-нибудь из пастухов, несущих скот по склонам Чорногоры, бросит в озеро камень, тотчас появляется этот демон и начинает скакать по озеру, покрытому льдом, а его лошадь выбивает копытами с поверхности озера градины. Тогда к нему сбегаются самоубийцы и собирают этот град в мешки, а потом уже несут по свету.

 

Хмарники и градобурники

На Карпатах убеждены, что для борьбы с градом существуют специальные люди - хмарники (от укр. хмара - "туча"), градивники или градобурники. Чаще всего это вполне реальные люди, живущие в селе, которые якобы обладают сверхъестественными способностями. Они обладают силой отгонять градовые тучи и от полей своего села, с помощью магических приемов воздействуя на находящихся в тучах самоубийц. Функция защитника полей от градовых туч еще в начале века воспринималась на Карпатах как профессия, и такому человеку выплачивалось ежегодное вознаграждение от каждой семьи, села или нескольких сел. Засеяв поле, крестьяне шли к хмарнику и платили ему, чтобы он отгонял град от их посевов. За этот труд он получал по 60 монет с каждого двора. Впрочем, оплата труда могла сильно колебаться. Например, один из закарпатских хмарников по имени Балита брал за "отворачивание" градовых туч по горшку овса и по нескольку монет с хозяйства.

Чтобы иметь возможность летом отгонять град, хмарник должен в Сочельник во время ужина отложить по ложке от каждого блюда, стоящего на столе, в специальную миску. С этой миской он выходит на порог и приглашает на ужин всех известных ему в селе висельников и утопленников, называя каждого по имени. Приглашает он и саму тучу, говоря ей:

Приходи на ужин,
А если не имеешь силы теперь прийти,
Пусть бы у тебя не было силы
Прийти летом.

Когда туча приходит летом, хмарник запрещает ей высыпать град на поля и огороды и обращается к самоубийце: "Я тебя звал в Сочельник, а ты не приходил! Теперь ты не имеешь права приходить ко мне. Иди, разойдись, как ветер по свету". Ведущие тучу самоубийцы просят его: "Пропусти нас, ведь нам тяжело тащить на себе град. Сейчас туча лопнет и град посыплется на землю". "Нет, не пущу", - отвечает хмарник. "Пусти, я погибаю! Куда же я денусь!" - кричит из тучи самоубийца. Тогда хмарник указывает туче путь в какое-нибудь место, где град не может наделать большого вреда: "Иди по воде, по дороге, по оврагу". Самоубийцы разворачивают тучу и высыпают град туда, куда указал им хмарник. На Карпатах известно множество быличек о власти хмарников над разносчиками градовых туч. Один хмарник, например, даже не выходил из корчмы, если к границам села приближалась туча. Ему достаточно было положить ладонь на кружку пива и перевернуть ее вверх дном, удерживая кружку на ладони, и туча стояла на границе села, не имея возможности двинуться дальше. Пока хмарник удерживал на ладони кружку с пивом, люди видели, как в корчму вбежал мокрый человек с огромным мешком града (а это был самоубийца, который направлял тучу) и стал просить: "Пусти нас, а то мы уже рассыпаемся". "Я вас пускаю, - ответил хмарник, - но только по воде". Идущие по дороге люди видели, как рядом вдоль по реке падал град, а над полями и дорогой светило солнце.

Если хмарник забывал позвать души самоубийц на ужин в Сочельник, он на весь год терял "моральное право" распоряжаться ходом градовых туч. И если летом забывчивый пытался командовать тучей, ведущий ее самоубийца говорил: "Как ты не звал меня на ужин, так не зови и теперь".

У хмарников есть еще одно мощное оружие в борьбе с градом - специальная палочка. Свои магические свойства она приобретает при следующих обстоятельствах: если хмарник где-нибудь увидит, что змея хочет съесть лягушку, он должен схватить палку и отогнать змею от лягушки, говоря при этом: "Как я вас разогнал, так бы я мог разогнать и тучи". Такой палкой он машет на тучу и прогоняет ее от полей своего села.

Впрочем, по мнению карпатских крестьян, каждый может бороться с градовыми тучами самостоятельно, с помощью подручных средств. В качестве таких средств используют свечу, с которой стояли в церкви на Пасху, а также ветки вербы, освященные в Вербное воскресенье. При приближении подозрительной тучи нужно зажечь пасхальную свечу и поставить ее в печь, чтобы дым от нее через трубу поднимался к небу. Находящиеся в тучах самоубийцы не могут вытерпеть запах такой свечи и отворачивают в сторону. Вербными ветками машут в сторону тучи и молятся Богу за души тех, кто несется в ней:

Те, что сами себя погубили,
Не имеют ниоткуда помощи.
Помоги им, Боже, и отверни
От моей хаты,
От моего поля
Пошли их на леса и на моря.

Весь этот карпатский сюжет о борьбе хмарников с самоубийцами, находящимися в градовых тучах, имеет несомненное сходство с соответствующими южно-славянскими верованиями. Сербы также верят, что градовые тучи разносятся по свету самоубийцами. Поэтому при приближении градовой тучи они припоминают по именам всех самоубийц и утопленников своего села, которые, по их мнению, находятся в этот момент в туче, и просят отвернуть град в сторону: "Джоко, по Богу брат, верни бурю, чтобы она не шла на урожайные поля!" Как и карпатские крестьяне, сербы призывают души самоубийц на ритуальную трапезу, чтобы град не бил посевов. Старые сербы вспоминают, что в Сочельник ставился стол перед дверями дома и призывались покойники есть и пить и на будущее лето стеречь урожай от града. Чаще же сербы приглашают самоубийц на трапезу не в Сочельник, а накануне Троицы, вынося на перекресток столик с кушаньями и тремя свечками: за висельников, за утопленников и за убитых. После трапезы свечки гасили и прятали. Когда появлялись градовые облака, свечки выносили на двор, зажигали и, обращаясь к повесившимся, утонувшим и убитым, просили: "Поверни тучу, поверни тучу, просим тебя, поверни тучу"(2).

 

Облачары и здухачи

Согласно сербским поверьям, с самоубийцами вступают в борьбу специальные люди, похожие на карпатских хмарников и градивников. Только у сербов они называются облачарами, здухачами или здухами. Как и карпатские хмарники, сербские облакопрогонники были своего рода профессионалами и несли ответственность за сохранность урожая от града на полях своего села. За это они получали от односельчан ежегодную плату. Только они не вели борьбу с тучами на земле, а сами поднимались вверх и в тучах сражались с теми, кто их направлял. Если борцу с градом не удавалось побороть находящихся в туче самоубийц и град побивал посевы, то позже он оправдывался: "Что я мог сделать? Насели они на меня вдесятером. Я бился, бился, несколько одолел, но не мог всех".

Попутно заметим, что у западных славян распространение градовых туч также часто приписывается самоубийцам. Но в западно-славянской мифологии известны и специальные демоны - изготовители и разносчики града. Например, у чехов существует быличка о человеке, попавшем в лесную чащу. Сквозь кустарник он увидел нескольких огромных черных демонов, которые толкли и размешивали град в огромных чанах и рассуждали о том, на какие поля им этот град направить. У поляков управление градовыми тучами приписывалось планетникам или хмурникам, которые изготовляют град, разбивая лед цепами, или размельчают его в ступе на мелкие градины, а потом перевозят в тучах по небу. Поляки часто считают, что деятельность планетников находится под контролем не черта, а Бога, волю которого они выполняют, разнося тучи. А если град падает на поля, то это происходит не из-за их злой воли, а из-за того, что они временами не могут удержать на своих плечах слишком тяжелые тучи, и град падает на землю.

Карпаты и Балканы сближает еще один общий сюжет. В некоторых местах Карпат хмарники воспринимаются не как борцы с градовыми тучами, а как их предводители. Иногда они могут называться чернокнижниками. Поверья о хмарниках-чернокнижниках связаны с еще одним специфически карпатским представлением о двоедушниках - людях, которые от рождения имеют две души - одну чистую, человеческую, вторую - демоническую. В то время как демоническая душа такого хмарника поднимается в небо, чтобы направить тучу в нужном направлении, его тело находится на земле в состоянии крепкого сна. Разбудить его невозможно, пока вторая душа не возвратится в него. Души хмарников-чернокнижников вступают в борьбу между собой, и тот хмарник, который оказывается побежденным в этой битве, должен пропустить тучу победителя на свои поля. Подобные поверья широко распространены и на Балканах. Только там в борьбу между собой вступают здухачи, тела которых во время этой борьбы находятся на земле в состоянии глубокого сна.

 

Шаркань и ламия

 Однако карпатские представления о происхождении града не исчерпываются сюжетом о борьбе хмарников с самоубийцами и друг с другом. В Закарпатье до сих пор живы поверья о змееподобном демоне, который часто может называться просто гадюкой или змеицей, а на западе Закарпатья именуется шарканью (от венгерского sarkany), а у гуцулов - жэрэтвой. Впервые в письменных памятниках шаркань упоминается у Степана Теслевца, украинского книжника рубежа XVII-XVIII веков, который этим именем называл змея, пронзенного Георгием Победоносцем.

Шаркань - это огромная крылатая змея, размером с две коровы или длиной в 12 метров, которая в зависимости от своего возраста имеет четыре, шесть, девять или двенадцать голов. Происходит такая змея из полоза, который прожил семь лет в пустыне, где его никто не видел. Считается, что если кто-нибудь за это время его увидит, то он перестает расти. Каждый год за время пребывания в пустыне у шаркани прирастает по одной голове. Эти огромные змеи живут в лесах и в пещерах. Шаркань - злой и опасный демон: она тащит на себе градовые тучи, поедает людей и скот, может съесть даже солнце, вызывая солнечные затмения. В частности, знаменитое затмение 1914 года, совпавшее с началом Первой мировой войны, объяснялось на Карпатах происками шаркани. Но в тот раз змея не смогла победить солнце, и через два часа оно продолжило свой путь по небу.

Шаркань слепая и сама не видит, куда идет туча. Поэтому ею руководит особый демон - витренник. Он надевает на змею уздечку и направляет ее, а следовательно, и тучу, которую она на себе тащит, в нужную сторону. Карпатские витренники сами занимаются изготовлением града на лесных полянах, куда привозят тучами воду из морей. Воду они замораживают, разбивают лед на мелкие кусочки, собирают в тучи и на шарканях разводят град по свету(3).

У южных славян также существуют змееподобные демоны типа шаркани, влияющие на погоду и атмосферные осадки, - ала, ламия, аджаjа. Кроме способности возить на себе градовые тучи, ветры и ливни они обладают рядом общих черт с карпатской шарканью. Алы - женские демонические существа, имеющие вид змееподобного чудовища с крыльями и несколькими головами. Происходит такое существо из змеи, которую в течение определенного срока (обычно трех, семи или двенадцати лет) никто не видел. Алы, как и шаркани, чрезвычайно прожорливы, способны поедать и людей, и скот, а также солнце, что является причиной солнечных затмений; могут воровать маленьких детей. Появление этих персонажей сопровождается мглой, тьмой, ветром, поваленными деревьями. Однако балканские градоносные демоны типа алы не слепы и сами способны направлять тучи. И на Карпатах, и на Балканах с алами и шарканями борются уже известные нам облакопрогонники.

Представления о шаркани за последнее столетие претерпели на Карпатах некоторые изменения. В современных карпатских верованиях шаркань воспринимается скорее не как градоносный демон, а как источник засухи, которую она вызывает исходящим из нее огнем. Вот несколько текстов из Закарпатья и запада Черновицкой области:

"Очень давно, говорят, были змеюки, у которых было по двенадцать голов. По лесу, из лесу летали. Они в деревьях в дуплах сидели, а когда пригревало солнце, такая змея летела и нападала на что попадет - или на скотину, или на человека"; "Бывают в скалах, в лесах такие есть, это гады такие, что имеют по пять-шесть голов или двенадцать. Было тех гадин много. Целого человека съест. Такие, как две коровы. Когда летит та жэрэтва, так огонь из нее всей, огонь идет"; "Змея с двенадцатью головами, пасть огромная, страшная. Когда она ползет, трава сгорает под ней. Говорят, что такая змея живет много лет. Посредине одна большая голова, а две поменьше - по бокам. Головы блестят, как серебряные"; "Жэрэтвы такие есть, что имеют двенадцать голов, шесть, а то и четыре может иметь. Каждый год одна голова нарастает. Та змея, у которой выросло уже двенадцать голов, переходит море и летит. Все сжигает, может и хату спалить, человека на ходу сжигает по-страшному. Рассказывают, видели, что летела такая змея: стало темно, как вечером. Два дерева упало, все горело, когда она летела. Живут такие змеи в великих пещерах".

Описанием этих "милых" существ мы завершаем наш рассказ о том, откуда на Карпатах берется град. Представленный в статье небольшой фрагмент славянской мифологии, повествующий о вечной борьбе карпатских хмарников и их балканских "коллег" облачаров с демонами градовых туч, заставляет задуматься о том, что декларируемая монолитность национальной культуры на поверку оказывается соединением очень разных культур.

Примечания

1. Шухевич В. Гуцульщина. Т. 5. Львов. 1908. С. 223.

2. Толстые Н. И. и С. М. Заметки по славянскому язычеству. 5. Защита от града в Драгачеве и других сербских зонах // Славянский и балканский фольклор. М. 1981. С. 81-82.

3. Потушняк Ф. Гад в народном вiруваню // Литературна недiля Подкарпатского общества наук. 1941. № 1. С. 102; он же. Чорнокнижники в народному вiруваню // Там же. С. 137.

*Автор - кандидат филологических наук.


Далее читайте:

Гудзь-Марков А.В.  Пантеон богов индоевропейцев и прапантеон. Москва, 2001 г. В частности см. главу Духовный мир славян.

 

 

 

СЛАВЯНСТВО



Яндекс.Метрика

Славянство - форум славянских культур

Гл. редактор Лидия Сычева

Редактор Вячеслав Румянцев